Региональные власти не торопятся решать транспортные проблемы области

Проблема транспортной обеспеченности системная для региона. Особенно остро это ощущается в северных территориях
Региональные власти не торопятся решать транспортные проблемы области
Фото: http://irkobl.ru

В Иркутской области остро стоит проблема транспортной доступности. Особенно наглядно это показало последнее наводнение. Когда под воду ушёл участок федеральной трассы, одна часть Иркутской области оказалась просто отрезана от другой и это страшно. Но в регионе есть районы, из которых и в обычное время выбраться почти так же трудно, как из подтопленного Тулуна. Люди в них живут изолированно и ситуация только усугубляется. Для того, чтобы города и поселки в обозримом будущем совсем исчезли с карты Иркутской области, достаточно просто ничего не делать.

В Иркутской области 250 населённых пунктов не обеспечены круглогодичным транспортным сообщением. Среди них есть большие и маленькие, отдалённые от областного центра и находящиеся по соседству. Например, в Рязановщину, которая находится в 50 км от Иркутска не ходит никакой транспорт. Частнику ездить туда не выгодно, муниципальных маршрутов тоже нет. Но там есть дорога и значит, есть жизнь.

В больницу – на моторке

Киренск – крупный населенный пункт, не в пример маленькой Рязановщине. Но проблем там еще больше. В Киренске действуют три паромные переправы. Причём попасть из спальных районов на островную часть города, где сконцентрирована основная жизнеобеспечивающая инфраструктура, можно только на пароме. Жителям посёлка Алексеевка приходится преодолеть сразу два парома, чтобы добраться до центра города. Во время ледостава паром не работает, при крайней нужде люди на моторных лодках пробираются в центральную часть города, где находятся ЦРБ, Сбербанк, МФЦ, другие учреждения. Облегчение наступает зимой, когда начинает работать зимник.

Паромы при этом являются частными, а проезд на них недешёвый. Никакие льготы для жителей не предусмотрены, перевозки не субсидируются. Платить за переправу многим очень накладно. При этом билет на самолёт Киренск – Иркутск стоит 8 тысяч рублей для местных жителей, 12 тысяч для всех остальных. Никаких преференций район не получает. Маршрутка от Киренска до Иркутска идёт 16 часов. Кто ездил, тот знает, что это такое.

В общем, не удивительно что за последние 30 лет население района сократилось с 30 до 17 тысяч человек. Здесь происходит то, что социологи называют “катастрофическим сжатием”.

Интересно, что механизм поддержки депутатами областного парламента разработан. Единственная проблема, – внести в нормативные подзаконные акты буквально два слова и позволить получать субсидии переправам, не находящимся в собственности муниципалитета. Почему-то этого не могут сделать уже два года.

Правда, в этом году жителям пообещали решить вопрос. Депутаты окончательно продавили внесение поправок, которые позволят субсидировать паромные перевозки, даже если паром не является собственностью муниципалитета. Правда, сами паромы не ремонтировались уже 20 лет и могут сломаться в любое время. Помогать с ремонтом областной бюджет не будет, об этом было заявлено на депутатских слушаниях в феврале. При этом все понимают, что предприниматели такие расходы не потянут. Так что, очередное ЧП – это лишь вопрос времени.

Без права на компенсацию

Как бы ни было плохо в Киренске, в Мамско-Чуйском районе всё равно хуже. Здесь вообще нет круглогодичной автомобильной дороги, соединяющий райцентр Маму и другие посёлки с большой землёй. Часть пути нужно преодолеть на пароме. При этом, паром в районе только один и ходит он нерегулярно. Иногда машины стоят по 3–5 дней, за это время продукты успевают испортиться. Цена на перевозки вполне себе коммерческая, в неё закладываются все риски и транспортные расходы.

Стоимость одного рейса 10-метрового большегруза с продуктами паромная переправа сразу увеличивает на 55 тысяч рублей. Область перевозки не компенсирует, хотя депрессивный район просит этого давным-давно. Поэтому колбасу на Маме дешевле, чем 500–600 рублей за килограмм, не найдёшь. Килограмм муки здесь стоит в два раза дороже, чем у оптовых продавцов в городе.

При этом региональное правительство отказывается субсидировать перевозку даже самых важных грузов. Причина в том, что паромная переправа официально таковой не является

– Существующая паромная переправа не является паромной переправой, – заявил заместитель министра строительства Евгений Липатов. – Это судно, которое перевозит транспорт не через реку, а вдоль реки. Поэтому, по закону, финансироваться из бюджета не может.

Об этот закон, как о неприступную скалу разбиваются все жалобы жителей Мамско-Чуйского района. И нет в регионе политической воли, чтобы найти хоть какой- то выход из ситуации. Причём, речь то идёт о невеликой сумме около 5 млн рублей в год.

В прошлом году принято решение достроить участок постоянной дороги протяжённостью 16 километров. Из-за сложного рельефа он будет стоить не менее 1,5 млрд рублей. Профинансировать стройку правительство пообещало в январе 2019 года. Но окончательно проблему это не решит, потому что нужен ещё и мост через Витим, а его нет даже в проекте.

В конце своего выступления Евгений Липатов напомнил, что в области 250 населённых пунктов не обеспечены круглогодичной связью. В каждом районе есть такие посёлки – и ничего, живут. А в Мамско-Чуйском районе, вообще имеется автозимник, который зимой проходит по реке Витиму. Из выступлений на депутатских слушаниях стало понятно, что северные и трудно доступные территории чиновники рассматривают просто как отрезанный ломоть. Впрочем, лично для Евгения Липатова сейчас все эти проблемы стали ещё дальше. 18 июня Кировский суд Иркутска обязал министерство строительства уволить замминистра “в связи с утратой доверия”. Как выяснилось, чиновник совмещал государственную службу и предпринимательскую деятельность, а также подал недостоверные сведения о доходах.

Нелетная погода

Впрочем, жителям Мамы тоже нет никакого дела до иркутского чиновника. С некоторых пор здесь кажутся мелкими даже проблемы с паромными перевозками. Не так давно в администрацию Мамско-Чуйского района поступило письмо от Росавиации о прекращении деятельности местного аэропорта с 1 ноября 2019 года в связи с нерентабельностью. Население из-за этого рискует остаться в изоляции, так как другие виды пассажирского транспортного сообщения затруднены, а весной и осенью просто отсутствуют.

Аэропорт – не просто социально-значимый объект для Мамско-Чуйского района. В каком то смысле, здесь начинается “дорога жизни”. Даже его перевод в статус посадочной площадки не позволит перевозить грузы и пассажиров в необходимом объёме. “В качестве решения проблемы предложены увеличение ставок по тарифам и возмещение убытков предприятию в рамках тарифной составляющей, а также возможная передача транспортного узла в областную собственность и сохранение статуса аэропорта”, – говорится в официальном обращении администрации района к областным властям.

Что делать с аэропортом, окончательно не решили. Но областные власти обнародовали смелый план. Согласно Единому государственному реестру юридических лиц, в число учредителей ООО “Мамский аэропорт” помимо генерального директора Трофима Бутакова входят четыре человека. Двое – Владимир Миронов и Юрий Лапин, которым принадлежит 50,01% уставного капитала компании, – являются также соучредителями авиакомпании «ИрАэро». Авиакомпания при этом, сама находится в сложной финансовой ситуации. Сейчас Арбитражный суд Москвы рассматривает четыре иска к ней от Государственной транспортной лизинговой компании, которая требует взыскать в общей сложности почти 1,03 млрд рублей.

Вместо того, чтобы все силы бросить на спасение Мамского аэропорта, региональное правительство решило пойти окольным путём и … спасти частную авиакомпанию. В марте 2019 года был подписан меморандум о взаимопонимании, согласно которому 51% её акций готова выкупить Корпорация развития Иркутской области (КРИО). Сумма при этом не называется. Эта сделка выглядит сомнительной в любом случае, о чём иркутские СМИ писали уже не раз.

Депутаты Законодательного Собрания Иркутской области тоже идею не одобрили и заблокировали дофинансирование КРИО на 870 млн рублей. Взамен предложили региональному правительству выкупить не проблемную авиакомпанию, а контрольную долю в ООО «Мамский аэропорт».

– Когда в область передавался федеральный пакет на строительство нового международного аэропорта в Иркутске стоимостью 23 миллиарда рублей, подразумевалось, что мы сможем поддерживать в том числе инфраструктуру и в наших северных городах, – говорит по этому поводу председатель комитета по собственности и экономической политике ЗС Николай Труфанов, чьи слова приводит «Байкал Инфо». – Депутаты считают, что эту работу необходимо продолжить. И мы будем настаивать, чтобы правительство области (при согласии собственников аэропорта) рассмотрело такую возможность развития региона.

Проблема транспортной обеспеченности системная для региона. Особенно остро это ощущается в северных территориях. Мама в данном случае является самым показательным направлением, ведь сюда выполняются только субсидируемые рейсы местных авиалиний. Поэтому депутаты считают необходимым разработать областную программу развития малых аэропортов и включить её в федеральную программу «Развитие транспортной системы».

Беда только в том, что региональное правительство в основном действует по принципу: пока гром не грянет, мужик не перекрестится. А если проявляет активность, то лишь там, где вода достаточно мутная для того, чтобы поймать в ней жирную рыбку. Неважно при этом, что людей в отдалённых территориях обрекают на выживание.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нажмите CTRL + DCommand / Cmd + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

Закрыть